ПЕРСТ СУДЬБЫ

Люди по разному встречаются в жизни. Бывает встретились, познакомились, расстались. Живут дальше. Где-то в уголочке памяти тлеются некие воспоминания. Но как-то им особого значения не придаешь. У меня в жизни, а может быть это и у всех так, происходят чудеса. Я их порой и объяснить никак не могу. Но это жизнь реальная, уверяю вас.

В общем, в 1972 году мой друг, тоже инвалид-колясочник из города Кольчугина, нашей же области, Сергей Дорофеев прислал мне адрес прекрасного, по его словам врача из города Дзержинска Горьковской области. Из письма Сергея

я узнал, что врач делает чудеса, ставит на ноги безнадежных инвалидов. К этому времени я потерял уже все надежды на собственное выздоровление. Мои родители все мое детство возили меня по санаториям и больницам, но никаких улучшений не происходило. В том числе был я не раз и в Дзержинском госпитале инвалидов войны, ыв детском отделении которого и пользовал расхваливаемый Сергеем исцелитель. И вот в моем сердце затлелся уголечек надежды. Может быть использовать последний шанс? Авось, что-нибудь да получится?
И вот родители отвезли меня на консультацию к этому доктору. Осмотрел он меня и решил попробовать свою методу лечения. Сказал, что на ногах нужно сделать несколько операций. А для этого необходима некоторая подготовка. Одним словом, от положил меня к себе в отделение.

Первое время я имел возможность вольно разъезжать в коляске и по коридорам отделения, и в зал, где стоял телевизор. И вот тут я познакомился с девушкой Татьяной, моей ровесницей, тоже кстати из Кольчугино. Она находилась в отделение уже почти год. Таня в детстве тоже переболела полиомиелитом, но в более легкой форме, чем я. Она ходила. В Дзержинске ей сделали операцию, зафиксировали стопу. Особенных каких-то глубоких чувств мы в то время друг к другу не испытывали. Просто встречались от нечего делать у телелевизора, в спортивном зале, перекидывались мячами, разговаривали о том, о сем На спор, не мигая, смотрели друг другу в глаза, кто дольше выдержит, переписывались таинственными записочками: икс, игрек. А еще любили петь друг другу всякие песни. У Тани прекрасный лирический голос. И даже озорничали. В то время очень популярен был певец Муслим Магомаев. И я мог хорошо подражать голосу Муслима. А была у нас одна медсестра, истинная его фанатка. И я как-то, тоже на спор, что эта медсестра прибежит, заголосил магомаевкое: «Ах, эта свадьба, свадьба, свадьба пела и плясала… Я, конечно, и сам не ожидал, но она примчалась тут же прямиком к телевизору. А там ничего нет. Она, конечно, оскорбилась и со мной потом была не очень приветлива. Но Таню я покорил, видимо, этим пением и потом, когда к ней приезжала мать, она говорила ей, что тут есть один парень с голосом Магомаева.

После того, как у меня началось лечение мы уже с Таней редко виделись. Меня положили на кровать под груз исправлять коленные и прочие контрактуры, и я находился в палате безвылазно. Прошла неделя и вдруг врач сообщил мне, что, взвесив все за и против, он понял, что поставить меня на ноги он не сможет, а экспериментировать вслепую не хочет, потому что зряшные операции будут для меня только обузой. Он сказал, что написал родителям, что выписывает меня. Ну что же делать? К таким финалам я привык. И я стал ждать приезда отца. И тут мы опять встречались с Таней. Я узнал, что ее тоже выписывают. Правда в отличие от моего ее лечение было удачным. А для чего я пролежал целую неделю, мне было непонятно. Бывают же, думал я, жизненные нелепости. Но мы с Таней обменялись адресами и что интересно, родители за нами приехали в один и тот же день. Был еще один указующий перст судьбы, на который мы, конечно, не обратили тогда внимания. Таня после отъезда написала мне в письме, что в автобусе, когда они ехали домой, было очень жарко, а они с матерью перед отъездом не смогли запастись лимонадом, и только на остановке в Вязниках напились вдоволь. И Таня вспомнила, что где-то здесь живу я.

С год мы с Таней переписывались, а потом переписка сама собой как-то прекратилась. Почти целое десятилетие мы почти ничего не знали друг о друге. Это вполне естественно. Со многими друзьями, подругами, которые были таковыми, жизнь разъединила навсегда. И в этом случае последствия могли быть такими же. Но, видимо, судьба не зря подарила мне эту безполезную, на первый взгляд, неделю, проведенную в Дзержинске, которая мне дала возможность познакомиться с Таней. Не влюбиться с первого взгляда, а именно спокойно расстаться в один день и даже не вспоминать.

Накануне Нового 1981 года я получил открытку из Кольчугино. В те благословенные времена, особенно перед новогодними праздниками я получал пачки поздравительных открыток от родных и друзей. И все равно я выделил эту среди прочих. Таня напомнила о той полузабытой мною неделе, которая вроде бы ничем особенно не отличалась. Но почему-то мне захотелось ответить на эту открытку. Был внутренний неосознанный толчок. О том, как дальше развивались наши взаимоотношения расскажут Танины письма:

«Володя, здравствуй! Признаться не ожидала от тебя письма, хотя очень рада, что не забыл ты меня. Я тоже помню то время, ты очень хорошо пел песнь «Степь да степь кругом..» Действительно прошло уже восемь лет. Что написать о себе. Очень многое изменилось, очень. Лечением я тоже больше не занималась. Хотя Марк Аронович хотел вызвать меня на следующий год. Предлагал еще операцию, но так ничего и не вышло. Ну, а главное изменение, не знаю будет ли тебе это интересно, живу я по прежнему с матерью и отцом, но еще и с сыном. Да, я была замужем, но он нас оставил, и сейчас я воспитываю сына. Такой забавный озорник. Ему три с половиной года. Ходит в садик. А я работаю на машино-счетной станции. Я очень рада за тебя, Володя, что ты нашел свое призвание, даже завидую тебе. Молодец, что не падаешь духом, так и надо. Я тоже, бывает, задумываюсь о своей жизни, но тоже стараюсь быть веселой, хотя, честно сказать, иногда бывают трудности, но надо с ними бороться. Таня. 5 января 1981 года.

Володя, здравствуй! В жизни все получается очень часто не так, как хотелось бы. Не поняли мы с мужем друг друга, а жизнь не стоит на месте. Сейчас я уже успокоилась и не горюю, он не достоен этого. Люди по всякому судят. Сколько раз приходилось слышать, куда уж ей, больной, воспитать ребенка, и так далее.
Я презираю таких людей, пусть говорят, что угодно. Сына моего зовут Колей, в честь моего дедушки Николая.
Жду твоих писем. Таня 24 января 1981 года.

Здравствуй, Володя! Спасибо за стихотворение, оно мне очень понравилось, по нескольку раз его перечитывала. Очень правильно ты пишешь:

«Телескопы в небо глядят,
Тайну звезд разгадать хотят,
А земная звезда в ночи
Неразгаданная молчит…»

Ведь в самом деле, люди придумали телескопы, чтобы разгадывать тайны звезд, а на земле есть одиночество, беда и неудачи. Действительно, Володя, как бы было хорошо, если бы были у нас такие телескопы, которые помогали людям находить друг друга. И тогда не было бы одиночества, все люди были бы счастливы. Но уж, если получилось, что сошлись разные по характеру и по своим интересам люди, неужели всю жизнь надо молчать, терпеть, унижаться, расплачиваясь за свою ошибку. И ради чего терзать себя, жить с нелюбимым, да именно так, потому что очень часто мы об этом узнаем после. Конечно нужно все взвесить, может быть некоторым удается перевоспитать человека, но мне кажется, что это бывает очень редко и не надолго. Сильный пол очень высоко себя ценит, он МУЖЧИНА, звучит, правда, но и жена тоже человек! Неужели, если я полюблю человека, мне будет в тягость сделать ему что-то приятное. Сготовить обед, подать чистую выглаженную рубашку. Но ведь есть мужья, я пишу из своей жизни, придя с работы вместе с женой, не просят, а приказывают, мол, ты жена, ты обязана. Но если просто, бывает, не доглядишь, не успеешь… Начинаются упреки, ссоры.

А ребенок глядит на своего отца. И что же от этого ждать? Второго такого эгоиста? Нельзя мириться со своей судьбой, если уж так вышло. Очень жаль, Володька, что мы живем с тобой в разных городах, было бы о чем поговорить. Когда были в госпитале не было у на серьезных разговоров, наверное, просо были еще детьми.

Да, мне было 18 лет, а сейчас уже 27, как быстро летит время.
Напиши о себе побольше. Таня 1 февраля 1981 года.

Спасибо, Володя за откровенное письмо. Ты, знаешь, наши судьбы, особенно в ранние детские годы, схожи. Я тоже пяти месяцев от рождения заболела полиомиелитом. Вторым моим домом были больницы и санатории. Прожила почти три лет, а вся биография умещается на полстраничке. Володя, спасибо тебе за приглашение. Может быть, как-нибудь и соберусь. Дело не в том, что нет времени, просто не люблю эти дороги. Вот снег расстает, постараюсь. И потом, мне как-то неудобно. Ведь приеду не на один час, придется вас стеснять, ночевать. А было бы хорошо встретиться, интересно какой ты стал сейчас. Ты для меня становишься хорошим другом и твои письма мне просто необходимы. У меня много подруг, но все они вышли замуж, у каждой свои личные семейные заботы, и даже не находят времени придти и посидеть. Раньше очень весело проводили праздники, а теперь не с кем. Вот, когда мы с тобой встретимся, обязательно споем, договорились! Коля мой тоже очень любит музыку. Когда брат приходит и играет на баяне, то он его заводит так, что даже не дает выйти покурить. Передаю тебе от Николки большой привет, большой, как поезд, это он мне так сказал.
Таня 13 февраля 1981 год

Володя, получила твое фото. Мне кажется, ты совсем не изменился.

Я тебя таким почти и запомнила. Вот хорошо, что нас с тобой снова свела судьба, и у меня снова есть хороший друг, серьезный, добрый. Вообще, как я убедилась, все люди, в большинстве, считают жизнь совсем неинтересной, уже прожитой без толку. И стараются свою обиду на жизнь залить вином. Правда, очень много я знаю таких семей, страдающих от этого.

Володя, в ближайшее время приехать, наверное, не смогу. Во-первых, тебе не надо отвлекаться, а готовиться к экзаменам. И еще, что могут подумать твои родители, если я вдруг приеду так быстро. Ведь они знают, когда мы с тобой стали переписываться снова. Пока ты будешь в Москве на экзаменационной сессии, снег растает. Ну, а там, может быть в мае, если ты будешь дома, приеду. Надеюсь, ты напишешь мне из Москвы письмо. Мне интересно будет знать, как идут у тебя дела.
Я всегда жду твоих писем. Таня 20 февраля 1981 год.

Володя, ты очень хороший человек. Даже родных отцов так мальчишки не волнуют, как тебя. Спасибо, что ты передаешь приветы моему Коле, ты очень добрый. Будет и у тебя семья, и очень хорошая, поверь мне. Мой бывший муж женится. Я совсем не жалею. После развода через месяц, он подал заявление с другой. И вот в марте у него свадьба. А сына Колю он забыл и ни разу не показался ребенку. А один раз мы с Колей шли из садика, он нам попался со своей избранницей. Прошел мимо сына, как чужой, даже слова не сказал. И что удивительно, Коля тоже промолчал. Вообще-то он не вспоминает его. Может быть, потому, что отец очень мало уделял ему внимания, ему не до нас было. Высылаю тебе Колино фото. Сидит смирный, а на самом деле такой непоседа и лепетун! Знаешь, Володя, может быть соберусь к тебе приехать в марте после десятого числа.
Пиши. Таня 28 февраля 1981 год.

Володя, спешу сообщить, что доехала хорошо. Около двух часов была уже дома. Большое спасибо твоей маме, Володя. Она у тебя очень хорошая, добрая и отзывчивая женщина. Она мне очень понравилась. Напишу свое мнение о нашей встрече, как и договорились. Вообще-то мне было хорошо с тобой, интересно. Стихи понравились, которые ты читал и как читал тоже. То, что я рассказывала о своей жизни, мне кажется, ты понял правильно. Это я видела по выражению твоего лица, и мне это очень приятно. Иногда не находили нужных слов, были паузы, но я тобой согласна, что молчать бывает порой тоже приятно. А то, что я глядела начасы и в окно, то просто волновалась, как доберусь обратно, ведь я первый раз в жизни, куда-то далеко одна ездила. Но, видишь, все хорошо получилось. Пока ехала в автобусе было много времени, и я вспоминала наш с тобой разговор. Эта встреча останется надолго в памяти. Вообще-то я, как ты заметил, человек стеснительный, за что я всегда себя ругаю. Но к тебе испытываю какое-то доверие, хотя на откровенность иду не со всеми.

Жду письма Таня. 12 марта 1981 года.

Володя, все никак не могу забыть нашу встречу. Да, действительно, подобных ситуаций у меня не было. Чтобы вот так просидеть всю ночь и найти
о чем говорить… Я сама удивляюсь. Может быть, это оттого, что долго не виделись или просто характеры чем-то схожи у нас. Я всегда жду твоих писем, а сейчас тем более. Ты мне стал каким-то близким. Правда, я никогда и ни с кем не была так откровенна. Мне казалось, Володя, что я больше не встречу такого человека, который может быть хорошим другом. Спасибо тебе, что ты есть, что ты помог мне вновь поверить людям.
Привет твоей маме Таня 15 марта 1981 год

Здравствуй, Володя! Быстрее бы была весна. У нас тоже были морозы и очень сильные. Вчера уже чувствовалась весна, днем. Я люблю позднюю весну, а запах сирени меня просто пьянит. А летом люблю, когда цветет липа.

Знаешь, Володя, мне вчера по дороге на работу попалась мужа новая жена. Идет и глядит наменя так сердито, настороженно. А я иду и улыбаюсь. И в ее глазах такое недоумение… Наверное, думает, что я помешалась. Но я просто не жалею нисколько. И поэтому, зачем мне на нее обижаться. Не эта, так другая бы
у него все равно была б, раз он такой. А если на всех сердиться, то надо вообще жить с закрытыми глазами. А ведь это очень скучно. Сейчас я всему радуюсь,
у меня хорошее настроение, наверное потому, что затрепещут нежные листочки и будет больше солнца. До мая еще далеко, Володя, но я постараюсь снова приехать
к тебе. А сейчас пиши свои контрольные.

Таня 20 марта 1981 год

Володь, вот уже настоящая весна, с крыш течет. И воздух какой-то особенный, дурманящий, хочется всему улыбаться и петь. И одна мысль о том, что ты видишь то же самое, что и я, меня радует. Живем под одним небом, дышим одним воздухом, радуемся одному солнцу. Вдобавок ко всему понимаем друг друга. Может быть, мы действительно нужны друг другу? Время покажет. Володя, я тоже иногда ловлю себя на мысли, что наши отношения не просто дружеские. Это что-то выше и лучше. Потому, что каекой бы ни был друг, он не смог бы так тонко понять и почувствовать, без какого-то внутреннего влечения, настроение друга. Тем более мы с тобой не одного пола люди. Пишу тебе письмо, а бабушка с Колей гуляют на удице. Мне видно в окно, как он лазит по сугробам и очень доволен, улыбается. Вот так он познает мир.

Таня 23 марта 1981 год

После такого письма я понял, что Таня — моя судьба и в ответном письме сделал ей предложение своей руки и сердца. Когда я отослал письмо, меня бросало то в жар, то в холод, а вдруг Таня откажет, вдруг это обидит чет-то. Тем более, что семейной жизни она напробовалась вдоволь. Муж изменял ей и потому она с ним рассталась, не желая жить с человеком, который не уважает ее. В моей жизни до переписки с Таней тооже было несколько попыток создать семью. Но в одном случае я разочаровался в человеке, в другом — были неразделенные чвства. Потому то в свое предложение я вложил всю свою искренность и желание все же обрести счастье. Как раз в это время я отправился на весеннюю сессию в Литинститут, где должен был пробыть весь апрель, сдавая экзамены. Но, честное слово, мне было не до них. Я думал, а вдруг письмо с моим предложением где-нибудь затеряется или то же самое случится с ответным Таниным посланием. Ведь оно должно придти в канцелярию института. Вдруг здесь где-нибудь осядет. Каждое утро я встречал с надеждой и тревогой. Я боялся, а вдруг родители Таню отговорят. Скажут, что за муж такой на коляске, как он сможет содержать семью ( ведь я сразу, автоматически, становился папой). Убедят ее, что она сможет еще найти хорошего здорового мужчину. В общем, чувства во мне бурлили, как лава в вулкане…

И все же пришел он тот миг, когда я держал в руках Танино письмо и раскрывал его дрожащими руками, а затем читал, ощущая каждую строчку, как живую:

…Очень тронута твоим предложением, Володя. В первую очередь надо думать о Коле. Он у меня, хоть и непоседа, но очень ласковый и быстро привыкает к человеку, если тот его располагает к себе. Насчет того, что он привыкннт к тебе, я не сомневаюсь. А вот ты сможешь ли считать его сыном? Это очень сложный вопрос. И потом, как отнесутся ко мне и к Коле твои родители? А что касается меня, то я очень счастлива, что нашла тебя. Поэтому не буду заставлять тебя долго ждать. Особенно сейчас, в трудные дни экзаменов, тебе нужно думать только о хорошем. Я СОГЛАСНА, ВОЛОДЯ. Не сочти меня легкомысленной за то, что так быстро согласилась. Просто я знала, что так будет, что так должно быть. Не было ни одного дня, чтобы я не перечитывала по нескольку раз твои письма. Ты мне просто необходим. И я хочу видеть тебя счастливым. Знаешь, я обо всем рассказала маме. Вернее, она сама поняла по моему лицу, что ты написал мне что-то очень важное.

Она не против того, чтобы мы были вместе. Лишь бы я была счастлива. Она меня понимает. И это меня очень радует.

Таня 31 марта 1981 год.

То, что чувствовал, читая это письмо, трудно объяснить. Мир засверкал совсем другими красками. Ведь у меня теперь будет семья!

Здравствуй родной ты мой Володя! Разговаривала с Колей. Говорю ему:
«Ты уже большой мальчик, давай поговорим?» Он меня сразу поправил, не большой, а взрослый. Говорю, что скоро у нас будет папа. И он сразу задает вопрос:
«Хороший?»
Знаешь, Володя, я чувствую, что ему нужен отец. Очень хочу, чтобы вы были с ним друзьями. И, главное, чтобы он уважал тебя. Я понимаю, что будет трудно. Ну что же, буддем поддерживать друг друга и вместе мы должны одолеть все трудности.
Я так счастлива, что невозможно представить, что могло быть все иначе. Без тебямне пусто как-то, многого не замечала. А теперь не могу насмотреться на солнце, все кажется таким прекрасным… Ты сумел отогреть мою душу. И я полюбила тебя. Всем сердцем тянусь к тебе, Володя.»

Мы с Таней писали друг другу каждый день, и письма наши были наполнены самыми светлыми чувствами. В конце апреля моя сессия заканчивалась и я вместе с братом Сережей и его женой Ниной, у которых я жил, пригласили Таню на первомайские праздники в Москву. Она с удовольствием согласилась. Ведь в Москве она было один раз, когда-то в детстве. Тем более, нам нужна была встреча уже в новом состояние, почти вручивших свои судьбы друг другу. В моем дневнике того времени отражены все эти события:

30 апреля 1981 года

Проснулся раненько и сразу же в институтский садик ждать Таню. Сережа поехал встречать ее на автовокзал. Вокруг предпраздничная суетня.

На фасад Литинститута вешают большой портрет Ленина. Прибивают флажки.
Часа два с половиной ждал. Смотрел в сторону Тверского бульвара.

На мгновение показалось, что идут. Сердце екнуло. И тут же разочарование, мимо. Потом случайно боковым зрением вижу Сережа один из ворот с Бронной. Оказывается, автобус, на котором должна приехать Таня, не выехал даже из Кольчугино, сломался. Что же теперь? Когда ждать? Стоим мы с Ниной и Сережей на улице переживаем, и вдруг появляется Таня с тортом в руке. Она оказывается взяла билет до Александрова, а там на электричке до Москвы и на такси до Лит. института.

Сидели и никак не разговоримся. Еще не привыкли друг к другу. Нужно, видимо, какое-то определенное время. Сереже с Ниной Таня понравилась. Из-за спины показывают мне восхищенно поднятый кверху большой палец.
Вечером начнется, так называемая, культурная программа. Поедем во МХАТ через дорогу, смотреть «Дачников» Горького.

1 мая

День, как по заказу, выдался солнечным, теплым. Выехали во двор Литинститута. Ни ветерка. Птицы поют и слышна музыка с улицы Горького. Мы
с Таней, Сережа с Ниной и Андрюша отправились смотреть на демонстрацию. Фотографировались ( Таня с собой фотоаппарат привезла). Между Тверским бульваром и Большой Бронной на сквере пустили фонтан. И вот в солнечных лучах и водяных струях радуга, как настоящая. Потом дома смотрел телевизор. И вот тут мне захотелось взять ее руку. Недолго боролся с собой и вот ощущаю в ладони ее горячие пальцы. Теплота доходит до самого сердца.

К девяти часам поспешили с Сережей к Красной площади смотреть салют. Нина с Таней отстали. К площади мы не пробрались, народу тьма. Но все равно видели кремлевские башни на фоне салюта. Вокруг возбужденно кричали «Ура!» после каждого залпа. Жаль, что было светло — не то впечатление»

Потом я уехал домой, а вскоре Таня сКолей приехали ко мне. Конечно, я очень волновался перед приездом Коли. Как он воспримет меня? Ведь от первой встречи тоже многое зависело. Как увидел их в окно, подходящих к дому, такая душевная сумятица была… Не знал, как повернуться, что сказать в первую минуту. Но вышло так, что лучше и не придумаешь. Коля с ходу залез ко мне на колени, взглянул вопросительно в глаза:

— Ты мой папа?

Я кивнул, потому что от волнения ничего не смог сказать. Так началась моя семейная жизнь. Таня стала работать бухгалтером на местной фабрике. 11 июня этого же года мы расписались. Через несколько лет нам дали квартиру в новом доме. Живем мирно, спокойно, уважая друг друга. Таня оказалась прекраснейшей хозяйкой. Мы счастливы. И это потому, что вовремя узрели перст судьбы и поняли его.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>