Судьба поэта Алексея Шлыгина

В 2006 году лауреатом первой премии «Филантроп» в номинации «Поэтическое творчество» стал владимирский поэт Алексей Шлыгин. Это было в мае. А в сентябре того же года Алексей Иванович скончался. Он не смог приехать в Москву на церемонию награждения не только из-за того, что в последнее время плохо себя чувствовал. Почти всю свою жизнь он провел в четырех стенах, безвылазно. Но он был поэтом. А это о многом говорит. Для человека, наделенного поэтическим даром не существует ни стен, ни границ и и вообще никаких преград. Это я знаю по себе. С Алексеем Шлыгиным я встречался лишь один раз. Где-то в восьмидесятых годах ездил к нему в гости. В остальное время до и после поездки мы с ним переписывались.

Всегда бывает так, когда лично не знаком с человеком, то в воображение представляешь его одним, а на самом деле он оказывается несколько иным. Даже одно выражение глаз чего стоит. В письмах Алексей иак охарактеризовал самого себя:

«Я не общителен, замкнут, порой угрюм. Тот, кто видит меня в первый раз, вряд ли заподозрит, что я имею какое-то отношение к поэзии, а тем более к юмористике. Мне не приходиться упражняться в обществе в остроумие. Если я острю, то только наедине с собой».
Но я не испугался этого жуткого описания, потому что
Алексей явно преувеличивал свою нелюдимость. Но от его стихов у меня давно сложился образ автора, как человека доброго и светлого. Ну разве может кто, по иному настроенный, вот так шутливо написать о солнце:

«Катилось солнце за леском,
И я бежал за солнцем следом.
Оно казалось колобком,
Что убежал от бабки с дедом…»

В этих строках не только сказочное осмысление обыденного, но и затаенное желание бежать и бежать за солнцем следом без всяких оглядок на немошь. А они, эти немощи преследовали его всю жизнь. Алексей уже в подростковом возрасте понимал, какая его может ждать судьба. Пример тому, старший брат, которого болезнь постепенно привела к беспомощному лежачему состоянию. Алексей с ужасом из года в год констатировал у себя те же физические изменения к худшему, что и у брата. Об этом он проникновенно написал в поэме «Знамя на ветру», а именно о своем будущем:

» Оно в обличье брата
Сидит передо мной —
За что, за что расплата
Такой большой ценой?..»

Это навсегда осталось риторическим вопросом, а жизнь шла своим чередом. Рожденный в 1940 году Шлыгин с самого раннего детства окунулся в тяготы военной и послевоенной поры. И хотя его родная Рязанщина далека была от прифронтовой полосы, но невзгоды и горести были общи для всей страны и каждого с мала до велика они коснулись. Тут и ожидание отца с фронта и недоедание. Даже особенности характеров были общие и формировались дети войны на лишениях. Поэт восклицает:
» Может это, ровесник, у нас —
От крапивы?
От кормилицы нашей
Военной поры?..»

И все же свое детство Шлыгин помнит не как череду горьких воспоминаний. На вопрос, почему его поэзия в большей степени посвящена детям, Алексей отвечает: «Я всегда испытывал и испытываю недостаток жизненного материала. Для того, чтобы о чем-то написать мне нужна не абстрактная идея, а личный опыт, от которого можно было бы оттолкнуться. Опыта здоровой взрослой жизни у меня очень мало. Писать о своих болях не хочу. А вот опыта детства, как у каждого человека, у меня предостаточно. И хотя мое детство приходится на трудные военные и послевоенные годы, все же было и у меня немало светлых минут, отсвет которых до сих пор хранит моя память».

Вот так видит Алексей Шлыгин истоки своей поэзии, из детства. Хотя, впрочем, любой поэт, это вечный ребенок, ибо общее у детей и поэтов — эмоциональность, ранимость души и трепетное отношение к слову и образу.
Родом Шлыгин из села Кузьминское, что по соседству с есенинским Константиновым. Земля эта, по-моему, вся пропитана поэзией. И там живут люди — потенциальные поэты, возможно даже и не ведающие об этом.

Стал бы Шлыгин профессиональным литератором, если бы был здоровым человеком? Не берусь судить. Мечты о будущем у Алексея были разнообразны. Его манили к себе и педагогика, и флот. Хотел он быть и геологом и художником. Но все перечеркнула болезнь. Зато она дала возможность чаще быть наедине с собой. А ведь помимо открытости миру, поэт должен дружить с одиночеством. Ибо только в такой интимной обстановке рождаются настоящие поэтические строки:

Первая книга Шлыгина «Контрольная полоса» вышла в 1974 году в Алма-Ате. Вот куда забросила судьба рязанского паренька — в далекие казахские степи на Балхаше. К этому времени он простился уже со всеми своими мечтами о профессиях, к которым стремился душой, потому что мог передвигаться только в инвалидном кресле. Правда, стремление к изобразительному искусству нашло себе выход в занудной профессии ретушера -надомника при фотосалоне. Но это давало Шлыгину к мизерной пенсии некоторые лишние деньги. Впрочем, они не были лишними, тогда Алексей уже был отцом семейства.

Поэзия по-настоящему взяла Шлыгина в плен, а выход книги — это серьезный шаг к большой литературе. Но первый шаг — это не всегда означает выход на протоптанную дорогу. Ведь многие дебюты так и оставались единственными, хотя это и не означало, что авторы бесталанны. Пишут и для того, чтобы выразить себя, и для того, чтобы добиться признания. Но поэт Шлыгин из другого теста. Вот как он в своей книжке означил сокровенную цель собственного творчества:

» Мне б написать стихотворение,
Чтоб чью-то душу отогреть…»

И, естественно, для этого не нужны были ему модные новаторские выкрутасы или подручные средства для самокопания. Только нормальный русский язык и рифма, ну и, конечно, его, шлыгинский, подход к любой теме. А большего-то ничего и не нужно. Его стихией стала поэзия для детей. И таких добился он в ней успехов, где главное было отражение памяти собственного детства, что его заметили. И не кто иной, а маршал советской детской поэзии Агния Барто. Когда она выступала в 1980 году на съезде детских писателей, то призналась, что кроме Алексея Шлыгина не может назвать перспективных детских поэтов. Это было признание мастерства и глубокой искренности шлыгинской поэзии. Агния Львовна специально приезжала к Шлыгину во Владимир и не просто в гости, а привозила редактора столичного детского издательства договариваться о выпуске книжки. По настоятельной рекомендации Барто Шлыгин был принят и в Союз писателей. Конечно, встреча по жизни с Агнией Львовной было огромным везением для Алексея. С этого времени из провинциального автора двух книжек местных издательств, он стал превращаться в именитого поэта, о котором уже говорила наперебой столичная пресса и не замечать которого было уже непрестижно. Но все это было, конечно, по заслугам и по таланту.

В его жизни друзья да и просто хорошие люди сыграли большую роль. Шлыгину везет на добрые отношения с окружающими. Когда он жил в казахстанском городе Балхаше, получилось так, что климат этого региона оказался вреден для его здоровья и необходимо было куда-то переезжать в более умеренные широты. Балхашский горсовет сделал запросы в разные города, которые могли бы принять больного человека, обеспечив ему квартиру. Откликнулся город Владимир.

» Когда мы приехали во Владимир, то оказались в очень затруднительном положение: ни родных, ни знакомых. Контейнер с вещами застрял где-то в дороге. Была зима. В пустой квартире холод. Обходились одеялами и пальто. Наконец с товарной станции пришло долгожданное сообщение. Жена позвонила в горком комсомола. На помощь прислали ребят из ПТУ…’ ( А.Шлыгин «Да разве я о себе»)

Семидесятые и восьмидесятые годы были в творчестве и в жизни Шлыгина самым наилучшим периодом. Появлялись друзья, рождались книги. Тиражи были огромны: более ста тысяч экземпляров. За это время выпущено почти 20 сборников.
Большинство книг, конечно, были написаны для детей. К автору приходили делегации из детсадов и школ. Шлыгинское слово рождало ответную реакцию.
По этому поводу мне хочется вспомнить одно из стихотворения Алексея «Картошка». За очень непритязательным сюжетом стоит большой философский смысл. Поэт вспоминает свое голодное детство, когда вдвоем с матерью сажал по весне картошку:
«Мне было жалко
Отдавать картошку
Угрюмой и прожорливой земле.
Я помню, как зажал одну
В ладошку…
… Сказала мать:
— Ну что ты, что ты, глупый…
Отдай —
За нею долг не пропадет…»

В этом стихотворение вся суть шлыгинской поэзии: добро рождает добро в еще большем размере. И все стихи владимирского поэта насквозь пронизаны добротой. Вот потому не вписывался ни сам Алексей Шлыгин, ни его творчество в наступившую затем пору дикого эгоизма, когда каждый сам за себя. И это было доведено до умопомрачительного масштаба: энергетики, не глядя ни на какие последствия, отключают электричество в больницах, в школах, на железной дороге. Фармацевты выпускают лекарства-пустышки И все им это позволительно. Что уж тут до проблем простого человека, главное своего бы не упустить. И уже никого не интересует творчество, главным мерилом которого является щедрость. Никто не спонсирует такие книги. Об ужасных вампирах, о маньяках-убийцах — пожалуйста! Детские миниатюры, наподобие: «Маленький Петя нашел пулемет — больше в квартире никто не живет» — идут нарасхват.

Шлыгин не принимал ни этой эпохи, ни ее литературы. Но он верил, что все придет на круги своя, потому, что главная человеческая и Божья заповедь: «возлюби ближнего» — вечна.

Алексей мечтал издать трехтомник своих стихов, где бы каждый том соответствовал возрастам ребенка: дошкольному, младшему и среднему школьному. Но он не дожил до осуществления этой мечты, хотя подготовил все тексты сам. Это сделала его вдова Галина Ивановна, человек, который прожил с поэтом бок бок долгую жизнь и которая глубоко прониклась его творчеством. И трехтомник «Разноцветный шар земной» вышел через год после смерти поэта. Чудесные книжки в твердой обложке и цветными иллюстрациями. Тут, кстати, пригодилась и премия «Филантропа». Жаль вот, что тираж небольшой, всего 500 зкзмпляров. Так хочется, чтобы издательства обратили внимание и переиздали этот трехтомник для всей страны. Это будет щедрый подарок для детворы. Добилась Галина Ивановна и уже сама подготовила к изданию сборники прозы, а главное книгу о жизни и творчестве Алексея Шлыгина

И я рад, что есть такая страна Поэзия Алексея Шлыгина, которая существует, несмотря на ледяные житейские ветры. Там всегда тепло и уютно.
Владимир Герасимов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>