ТРИ ГОДА ЖИЗНИ

Как-то весной 1988 года мне позвонил заведующий райсобесом В.Н. Бердышев и сказал, что в районе создается общество инвалидов и что на май месяц планируется собрание делегатов из разных мест района, и чтобы я готовился, потому что он на этом собрании предложит мою кандидатуру председателем районного правления общества.

Тогда еще у ВОИ не было никаких уставов, сами инвалиды в большинстве своем были инертны в смысле создания общества и его организация на всех уровнях была поручена
собесовским работникам. Кто-то отнесся к этому, как к делу для галочки, кто-то — как к животрепещушей необходимости. Поначалу Вадим Николаевич тоже был увлечен и взгромоздил на свои плечи этот труд.
Я был известен в районе своей журналистской и литературной деятельностью, потому то он и решил, что моя кандидатура подходит, видимо так. Я же сначала не соглашался. Передвигаюсь дома на коляске, район знал чисто теоретически, как краевед. И хотя я летом ездил на мотоколяске, но мои поездки ограничивались городом и окрестностями поселка. А из кабины никуда не мог самостоятельно выйти. Вадим Николаевич все равно был неумолим, мол, у тебя телефон есть да и мы поможем всегда.
Так и пришлось согласиться и, главным образом, от того, что посчитал — председателем и должен быть инвалид тяжелой категории, он на себе знает потребности всех категорий: и ходячих, и сидячих, и лежачих.
На собрании инвалидов, в актовый зал райисполкома, куда я приехал на своей мотоколяске и куда меня затащили четверо мужиков, в том числе и Бердышев, избрали правление, ревизионную комиссию, меня — председателем и Зою Васильевну Капралову из Лукново — заместителем. После собрание, я, можно сказать, стал районным руководителем, сидел на стуле посреди зала и тупо соображал, что же дальше.
Райисполкомовские работники, находящиеся тут же и которым я хотел задать этот вопрос, смотрели на меня с удивлением. Ну избрали, и избрали, много тогда было всякого рода обществ: защиты животных, любителей книги, друзей пожарных и т.д и т.п.
Когда я приехал домой, вопрос «что делать?» дальше продолжал сверлить мою голову.
Просто числиться на бумаге мне не хотелось, ибо сам по своей жизни знал, как же нужно инвалидам это общество. Ну и решил начать действовать, хотя бы спонтанно.
Опубликовал в районной газете «Маяк» анкету-обращение. На анкету откликнулись десятка два человека. Кому квартиру не дали, кому телефон не провели, кому теплый туалет пообещали местные власти пристроить, но не выполнили обещания. Где-то в дальней деревне не было фельдшерского пункта, кто-то хотел устроиться на доступную ему работу. В общем, проблем было много, и теперь я чувствовал себя ответственным за них. Индивидуально по каждому из ответивших на анкету, я или звонил в ту или иную инстанцию, или писал туда письма. А летом ехал на мотоколяске.
Вот, например, два характерных случая. Мстерянка Елена Суслова, передвигающаяся на коляске, написала в анкете, что хотела бы учиться во Мстерском художественном училище, но ее туда не принимали, потому, что она не сможет посещать занятия в мастерских и ходить со всеми на этюды, на пленэр. Я поехал к директору училища и начал убеждать его составить для Сусловой индивидуальную программу обучения. Ведь ни ей, ни преподавателям не нужно ехать за тридевять земель, как, например, учился я в Литинституте, в Москве. Не сразу убедил я директора училища. Для этого мне пришлось обращаться и в районо и в райком партии. И все же Елену стала посещать преподаватель училища, и она стала заниматься, пусть не по полной программе, но все- таки получать упорядоченные знания.
Второй случай такой. В деревне Паустово жила девушка Татьяна Егорова, инвалид 1 группы, тоже неходячая. Жила она в то время в своем доме с родителями.
В пьяном виде отец мытарил всю семью, издевался над дочерью. Обращение в милицию,
или еще что- либо не помогали. После жалоб отец приходил в еще взвинченное состояние. Татьяна просила деревенские власти, чтобы ее переселили вместе с матерью хотя бы в комнатку рабочего общежития при местной фабрике. Тем более в сельсовете она стояла в льготной очереди на получение благоустроенной квартиры. После бесполезных звонков и таких же писем, я решил лично встретиться с председателем сельсовета. У меня с ним было несколько встреч. По прошествию времени Татьяне Егоровой все-таки дали комнату.
Но эти истории с благополучными концами, конечно, тонули в иных неразрешимых случаях. Например, одна женщина, инвалид со слабыми руками, просила
местный рабкооп продать ей стиральную машину. Тогда было время, когда не все можно было купить за деньги. Дефицит товаров — страшное дело. Сколько я написал писем, сколько было звонков и даже встреч по этому поводу! Начальствующие мужи не отказывали, но… бедная женщина так и умерла, как я узнал, не дождавшись стиральной машины.
В иных случаях далеко мне было добираться до места. Ведь первые два года моего председательства мне ничего не платили, чего уж говорить по поводу компенсации за бензин. А моей пенсии на много ли хватило бы, к тому же я имел семью?
К сожалению, правление, которое было выбрано на учредительном собрании, совершенно не работало. Заседания правления проходили в составе двух человек меня и заместителя З.В.Капраловой, которая приезжала по каждому моему зову. Но я не упрекал людей. Вязниковский район очень большой по территории и приехать на собрание, которое проводилось в моей квартире, было и накладно да и тяжело для инвалидов. Отсутствие своего помещения у правления рождало и довольно-таки курьезные ситуации. Член правления, женщина, объясняла мне потом причину неприезда: » Мой муж ревнует, спрашивает, как это так, собрания происходят на квартире…?» Вот тогда-то мы и решили собираться в помещение райсобеса, в кабинете самого В.Н.Бердышева. Для первого раза попросили председателя райисполкома
А.Н.Швецова собрать начальников разных служб, от которых зависит быт инвалидов, и прямо на месте в их присутствие разобрать письма и жалобы на них. Неоднократно мы в кабинете заврайсо проводили своеобразные телефонные встречи с инвалидами. Заранее в районной газете печатали объявления, чтоб в определенный день звонили инвалиды со своими проблемами и мы тут же оперативно старались разрешать их. В эти обозначенные дни и часы приходили и приезжали так же инвалиды, как на прием. Постепенно люди привыкали к тому, что в районе есть такое общество.
Тут как раз и во Владимире было создано областное правление ВОИ. Его председателем был избран прекрасный деятельный человек Владимир Иванович Ларин.
Работать стало полегче. Он сразу установил с нами связь. Приезжал неоднократно.
А принятый Устав ВОИ упрорядочил нашу работу. Главными задачами были повышение численности организации ВОИ и поиск денег и для материальной помощи,
и для проведения вечеров отдыха «огоньков» для инвалидов. Да и нужно было создавать свою производственную базу, чтобы дать возможности инвалидам где-то подрабатывать.
Обращались и в предприятия и в организации района. Сколько было бумаг для обращений, сколько перезвонено по телефону, сколько исколесено районных дорог!
Редко кто отказывал наотрез. Кто-то давал несколько тысяч рублей, кто-то ограничивался несколькими сотнями. Постепенно наш счет в банке рос. То время было ознаменовано кооперативным движением. Создали и мы при райправление кооператив «Инва». Закупили фотоаппаратуру. У неходячих инвалидов поставили фотоувеличители,
и они печатали фотооткрытки, составленных заранее железнодорожных и автобуснывх расписаний, различные календари, кулинарные рецепты и т.д. и т.п.. Эти фотооткрытки
в киосках «Союзпечати» брали с удовольствием.
Ну и, конечно, важно было приблизить Общества инвалидов в глубинку. Ведь не все могли приехать в районный центр со своей проблемой. Да и мне, как председателю, добраться до дальней деревни было дорогим удовольствием. Поэтому очень нужны были первичные организации. В этом деле мы стали просить помощи в сельских и поселковых Советах. Там ведь своих людей знают. Но, в большинстве случаев к моим просьбам относились формально. Председатели сельсоветов назначали абы кого
руководителем первички, а мне писали о результатах якобы собрания. И я, бывало, приглашаю человека на собрание, а он, приезжая, недоумевает. Я, мол, и знать не знаю, со мной никто и не говорил. И я снова садился на мотоколяску и ехал сам, предварительно попросив по телефону работников сельсовета к определенному часу собрать людей.
Но были и такие вещи,например, во Мстере. Народ там собрался. Поговорили.
Инвалиды выдвинули в председатели первички молодую женщину. Да она вроде и сама не против была. Но работа, как оказалось в дальнейшем, не очень-то у нее ладилась.
И вот как-то приезжает она ко мне и говорит, что решается ее квартирный вопрос и, если райправление поможет получить ей освободившуюся квартиру, вот тогда-то она все силы положит для работы в обществе. Трудное это было дело, потому что претендентов на эту квартиру было несколько, в том числе инвалид войны. Но я приступил с уговорами и к заврайсо В.Н.Бердышеву и к председателю райисполкома Швецову, у которых было мнение в пользу инвалида войны. Но я доказывал, что помощь активистам общества должна быть не только на словах, но и на деле. И вот подоспело оно конкретное, надо и решать. К великой моей радости, квартиру дали председателю первички. Но не все в жизни получается, так как хочется. Новоселка переехала в квартиру и пропала, как и не бывало ее. не откликалась ни на мои письма, ни на просьбы приезжать на правление. В общем, забросила всю общественную работу, добившись своего. Потом я очень жалел, что квартиру не получил инвалид войны. Было бы справедливей.
Но, конечно же были люди, которые работали и без денег и без премий. Это в первую очередь заместитель председателя Зоя Васильевна Капралова. Сама она ходила на протезе и муж ее был инвалидом без обеих ног. Она ездила и по району, навещая инвалидов. Могла доказательно разговаривать с руководителями предприятий, чтобы они выделили Обществу определенные суммы. Первое время получалось так, что мы вопреки всем пунктам Устава ВОИ, проводили заседания правления вдвоем и решали животрепещещие проблемы. Ну, а что было делать? Прикрывать общество, раз нет кворума в решение вопросов? И мы продолжали работать, надеясь на лучшие времена.
Добрые слова можно сказать и про других активистов того времени: В.В. Михайлова,
Н.В.Мальцева, О.В.Кошелева, Ф.Д.Гордееву, В.Р.Цыплева и т.д.
Вскоре наша деятельность начинала раздражать районное начальство, в том числе и заведующего райсобеса. Он даже просил мою супругу уговорить меня бросить председательство. И, видимо, сто раз покаялся, что выдвинул меня на сей «завидный» пост. А что уж такого особенного просил я для районного правления? Постоянного помещения в Вязниках, чтобы можно было собираться в любое время, автомобиль, хотя бы на определенные дни недели, чтобы посещать первички и тех инвалидов, которым трудно приехать к нам самим. Что еще? Помощи в развитии производственной базы, а так же в охвате первичками всего района. Звезд с неба мы не просили. Но, видимо, иного
ждали от нас власть предержащие, чтоб была тишь да гладь. Хочу привести мои дневниковые записи того времени:
9 марта 1989 года Сегодня ко мне приходили пожилые супруги из деревни Октябрьского сельсовета. Приехали узнать, как бы им вступить в Общество инвалидов.
Я ответил им, ждите создания у вас первичной организации. И такое зло взяло, что тянется до невозможности создание первичек,что начал названивать в райисполком. Застал Швецова. Он опять свалил на Бердышева. Тот, мол, приедет и мы с ним обсудим
все вопросы.
10 марта. Я, как чувствовал, встал пораньше и Бердышев не заставил себя ждать. Он больше приехал, как сказал Швецов, объяснить ситуацию. Но слова, конечно, остались словами и насчет постановки мне городского телефона и насчет пайков для инвалидов детства. Это означает расписаться в своей беспомощности. Мило поговорили, обсудили насущные проблемы перестройки. Попутно узнал, что оказывается еще в двух сельсоветах созданы первички, в том числе в деревне Октябрьская. Если бы я это знал, то сказал бы вчерашним визитерам. Попенял Бердышеву, что же он мне об этом по телефону даже и не обмолвился. Устал от невозможности дозвониться до предприятий насчет обращений о денежной помощи. Попросил об этом мстерянку Суслову. У ней автоматический выход и в город , и в район. Завтра узнаю результаты. Звонил Шмелеву в Никологоры. Они насобирали 70 рублей взносов. Пока это вершина.
21 марта Бердышев так и не высылает адреса председателей первичек, о которых он и мне говорил. И телефон у меня замолчал. Нет, выведут меня все-таки из терпения своим равнодушием. Летом устрою неред райисполкомом сидячую забастовку с соответствующим плакатом.
30 марта. Чуть было не провалилось собрание правления. Из членов правления только мы с Капраловой. Приехала еще председатель Заречного сельсовета Ефимова. Вот и весь актив. Позорище! Остальные все гости: А.Ф.Гордеева из городского правления ВОИ и Бердышев. Сидели, ждали почти до 11 часов остальных, как выразился Беррдышев, «сплетничали». И тут приехал владимирский гость, председатель облВОИ, сам Владимир Иванович Ларин. Энергичный, нахрапистый мужик. Говорил, что надо быть смелее и нахальней по отношению к местному начальству. А мы, конечно же, пока размазни. Надо находить подход, говорил он, и убеждать. Главное помнить, что нас выбрали и оправдывать доверие.
7 апреля. А что если председателям первичных организаций давать в месяц рублей по двадцать? И работали бы они активнее, боясь лишиться этих денег и я смелее и требовательнее мог бы с них спрашивать. Им была бы какая-то помощь. Они бы не боялись потерять лишние деньги, отпрашиваясь у себя с работы. А то теперь я могу лишь только посочувствовать, а с этого сыт не будешь. Надо об этом поговорить с Лариным, как буду ему звонить.
24 апреля Звонил мне Бердышев. Говорил, что из области ему было распоряжение — везти меня на пленум облправления ВОИ Облсобес даже бензин дает, ему надо найти только машину. И начал он меня отговаривать, что,мол, там пятый этаж,
а лифта нет, мол, ты только намучаешься. И коляску свою в машину не возьмешь. Спрашивает, и зачем тебе это нужно? Я говорю, что этот пленум мне много даст для работы. Вечером я позвонил во Владимир Ларину. Тот сказал, что и лифт есть и коляска приготовлена. Главное, чтобы меня привезли.
25 апреля. Рассказал Бердышеву о вчерашнем разговоре с Лариным. Тот тяжело вздохнул: да, надо искать машину. Через два часа позвонил и говорит, что завтра машина будет. Что ж, надо готовиться.
26 апреля Сегодня четыре часа — туда и обратно- сплошной дороги и четыре часа в зале заседаний Владимирского облсо. Впечатлений всяких много. Но главная радость от того, что я оказался лидером по денежному вопросу: из семи тысяч общего сбора по области, три тысячи наши, Вязниковского района. Оказывается,»Марксист» перечислил тоже, но мне не сообщили. Бухгалтер знает так же и про отчисления газеты «Маяк», о чём я ей просто не успел написать ей. Пришлось и мне выступить о своей работе. В общем, сначала все радовало. А потом завоблсо начал «катить бочку» на Ларина да так усердно, что я просто из себя вышел. Настоящая травля вырисовывается.
Тут уж я не выдержал и выкрикивал лозунги: » Не пойдем на поводу у бюрократа!»
28 апреля. Написал гневное письмо Швецову по поводу обмана насчет списков продуктовых инвалидам детства. На пленуме я узнал, что в других районах области и не переставали давать инвалидам детства продукты. Пригрозил, что следующие письма буду писать ему с копиями в горком и облисполком.
4 мая Письмо к Швецову все-таки своей цели достигло. Он мне сам позвонил сегодня. Насчет продуктовых списков для инвалидов он считает, что отказали по праву. Сказал, что у них фонды маленькие. Но я не отступил и возразил, как бы фонды ни были малы, экономить на инвалидах негоже, а потом разве Вязниковский район другое государство, и здесь свои законы, отличные от всей страны.. В общем, Швецов назначил встречу с правлением на 16 мая. Там будут также представители торговли, медицины и комсомола. Позвонивший потом Бердышев взял адреса членов правления. Их вызовут райисполкомовскими бланками.
11 мая. Звонил Капраловой. Она получила райисполкомовское приглашение.
Сказала, что совхоз «Спартак» выделил для Общества тысячу рублей. Сначала хотели рублей триста, но сами рабочие на собрании решили, если уж давать то по-крупному.
Были у меня сегодня неожиданные гости: В.И.Ларин и вновь избранный вместо Гордеевой председателем горправлением ВОИ Е.Д.Майоров. Зарплату ему будет платить кооператив. Ларин говорит, что я могу брать себе зарплату из пожертвованных денег. Но мне это кажется неловким.
16 мая. С утра день дождливый, промозглый. Ехал в райисполком почти наощупь. Но ничего, доехал. Из членов правления были только я и Капралова. Больше ничего никому не надо, ну как работать! С Швецовым была вся его команда: и Зудин,
и Авдеева, и Бердышев, представители торговли, медицины и связи. Пришел и Майоров, председатель горправления ВОИ. Все слушали меня внимательно и Швецов даже поругал Руину, медика за упущения в ее сфере. Но общий настрой был, конечно, оборонительный. Швецов даже пошел в наступление, покритиковал меня, что я особо ничего не сделал для инвалидов, даже не могу сплотить правление. Я про себя подумал, хорошо-то вам говорить, получающим зарплпту и требовать полной отдачи за бесплатно.
В конце было своеобразное : «избиение младенца». Все, как по указке бросились меня ругать за то, что письма и всякие жалобы пишу в область. И в итоге пришли к тому, что мне лучше бы уйти с председательства. Майоров мне потом сказал, что я вызвал огонь на себя.
18 мая. Все эти дни я просто изнемогаю от противоречивых чувств. То, кажется, что надо бросить председательство к чертовой матери. Правление совсем не работает да и все эти чиновники будут еще рьяней совать палки в колеса. И в то же время мой уход будет им подарком. Облегченно вздохнут и спокойненько поставят крест на вязниковском районном ВОИ. А вот этого-то мне не хочется После встречи со Швецовым и его командой, хотя и трудной для меня что-то продвинулось. Инвалидам детства будут давать продукты и кое-что есть обнадеживающее и по медицине, и по связи.
Это несколько дней из моих трех лет председательства. Помощь от руководства района была, конечно, мизерной. А вот желание убрать меня было, конечно, явным. И когда у них терпение лопнуло, они даже организовали на отчетно-выборной конференции искусственную оппозицию, чтобы спихнуть самых активных членов правления. Но водимо, не дозрела еще ситуация, а главное пост председателя был все еще неоплачиваемым и жаждущих на него не находилось. Да и потом, меня поддержало большинство делегатов, потому что знали меня лично, знали меня в лицо, ибо я часто бывал в первичках. Главное, в чем меня упрекали, что это за председатель районного правления, если он не ходит? Что он может? Был бы другой на ногах, дело бы пошло быстрее. А тут его самого приходиться затаскивать в помещение. Конечно, сначала мне было обидно, ведь в конце концов, я не рвался на председательство, а сам же зав.райсо меня уговаривал, а с того времени, в смысле здоровья я не стал хуже, не лучше.
Я понимал,что это просто предлог и, зажав обиду в кулак, продолжал работать.
Мы вовсю расширяли деятельность кооператива «Инва», ездили даже в Селивановский район, чтобы и там распостранять наши открытки с расписаниями и рецептами.
Живущий на станции Мстера Олег Кошелев, рассказав о заброшенном там неплохом здании бывшей библиотеки, предложил оборудовать в нем швейную мастерскую, а так же организовать там фотоателье и парикмахерскую. Подобных бытовых услуг на станции не было. Мы загорелись этой идеей. Закупали даже грузовой
автомобиль ЗИЛ. И, наверное, что-нибудь и получилось бы. Но, к сожалению, предоставленный самому себе Кошелев подвел нас и вместе с машиной попал в аварию, во время которой погиб человек. Ко всему прочему Кошелев баловался алкоголем, и на правление ему было высказано недоверие. В это время к нам пришел Ю.Ф. Постолов и предложил создать в Вязниках кооператив надомного труда. В Вязниках уже имелось помещение, где мы хотели оборудовать райправление. Мы отдали и это помещение и автомашину ЗИЛ Постолову, и он вскоре создал малое предприятие «Эра», которое первое время и давало инвалидам надомную работу и оплачивало труд председателя и бухгалтера райправление ВОИ.
К маю 1991 года районное правление общества инвалидов представляло из себя организацию не лучше, но и не хуже иных в области, и к очередной отчетно-выборной конференции создалась такая ситуация, когда и областное правление во главе с Г.П.Маловой, которая сместила даже Ларина с председательского кресла, и наше районное начальство сошлись в желание поменять мою команду, а меня особенно.
Я особо не сопротивлялся, потому что главное было сделано и районное общество инвалидов было поставлено на ноги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Можно использовать следующие HTML-теги и атрибуты: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <strike> <strong>