Владимир Герасимов

НЕ РАСТАЯВШИЕ В ВЕЧНОСТИ

(Тайна Сунгирского ручья)

 

ПРОЛОГ

 

Профессор любил думать и анализировать на свежем воздухе, прямо в поле, так у археологов называются раскопки. Он теребил свою бородку, похожую на клинышек и сидел, устроившись на складном стульчике, то вытягивая, то поджимая ноги. А перед ним, очищенные от земли, открытые впервые за много десятков тысяч лет ветру и солнцу, лежали могильники.

Профессор думал, анализировал итоги раскопок, задавал себе вопросы и порой не мог ответить на них. Не заметил он, как сзади подкрались два пацаненка лет по десяти в шортах, безрукавках, в шапочках из газет на голове, с удочками, ведерком в руках и с ужасом смотрели на кости и черепа, которые темнели в вырытых могилах.

- Ой, я боюсь покойников! – забыв о профессоре, быстро протараторил черноволосый пацан.

- И я тоже! – вторил ему русоволосый.

- Что? – выйдя из задумчивого состояния, наконец-то обратил на них внимание профессор. Он пригладил растрепанные ветром свои седые волосы и улыбнулся ребятам.  

А они, видя его улыбку, осмелели. Черноволосый, видимо самый бойкий, указал вниз:

- А кто там?

Профессор похлопал его по плечу:

- А ты знаешь, что очень интересно, такие же, как вы ребята.

Черноволосый испуганно округлил глаза:

- А их что, волки съели? Вон как кости обглодали.

- Нет, это время постаралось. Ведь они жили двадцать пять тысяч лет назад.

- И эх ты! – свистнул русоволосый.

- А почему же они умерли? – не унимался черноволосый.

- Об этом никто никогда не узнает. Это тайна вечности.

- Ничего-ничего о них нельзя узнать?

- Ну почему, что-то мы уже знаем. Они жили в племени охотников. Охотились на мамонтов, песцов и даже львов.

- Ну да, львы же в Африке водятся? – недоверчиво нахмурил брови черноволосый.

- Это особые львы, пещерные. У них была густая шерсть. Мамонты ведь это такие же слоны, как и в Африке, но только с шерстью. Это предки слонов.

- А откуда вы знаете, что тут мамонты и львы водились? – вопросы так и переполняли черноволосого.

- А тут много костей этих животных, - указал профессор на раскопки.

- Вот это да! – воскликнул русоволосый.

Пацаны бросили свои удочки и ведерки, опустились на траву у ног профессора и слушали его…

 

 

ПЕРВАЯ ГЛАВА

 

Солнце выбросило свои тонкие лучи из-за утренней кромки горизонта и засияло так, что на него больно было смотреть неприкрытыми глазами. На крепком березовом суку сидел мальчик. Он держал ладонь козырьком у лба и смотрел в ту сторону, откуда вышло солнце. У мальчика были длинные до плеч светлые волосы, тело до пояса обнажено. Он был одет только в штаны из оленьей шкуры. На утреннем холодке мальчика знобило. Его кожа покрылась пупырышками. Но он тянулся к солнцу всем существом, ждал: вот-вот оно обхватит его теплыми лучами и согреет. Он улыбался ему и шептал:

- О, солнышко, мы давно тебя ждем. Мы соскучились по тебе. Шесть ночей и серых дождливых дней тебя не было. Куда же ты уходило? Но охоту? Долгая у тебя была охота и добрая. Вон какое ты сейчас веселое!

Мальчик говорил, а зубы его стучали, а щеки подрагивали от озноба. Из-за деревьев вышел и остановился рядом пожилой бородатый мужчина в сплошной кожаной рубашке, в таких же, как и у мальчика, штанах из оленьих шкур, в меховых выше колен сапогах. В руке он держал длинную палку. Он тоже зажмурился, глядя на солнце.

- Скажи, Хитрый Песец, - спросил мальчик, увидя его, - солнце тоже, как и мы, на охоту уходит?

- Да, уходит.

- А где оно добычу хранит?

- Не знаю, - задумчиво ответил бородач.

- У солнца там, наверное, много добычи. Вот бы туда добраться. Ведь ему сверху все видно: где мамонт гуляет, где кабаны жируют. А вот если попросить солнышко, оно укажет путь?

Бородач пожал плечами, усмехнулся:

- Хорошо бы.

- Я сегодня первым увидел солнце, первым его встретил. Оно меня тоже заметило.

- И ты без рубища, - пробасил бородач.

Мальчик провел ладонью по продрогшей коже:

- Я хочу, чтобы солнце в меня вошло, чтобы я немножко был солнышком. Вот тогда я точно буду знать, где лежит его добыча. Найду и всех приведу туда. Нам надолго хватит.

- А солнце не обидится?

- Если я стану его кусочком, тогда оно не обидится.

- Хорошо, - улыбнулся охотник.

- А ты куда так рано идешь, Хитрый Песец?

- К реке… за рыбой, - почему-то пряча глаза, невнятно ответил мужчина, приподняв свою палку с острым наконечником.

- Доброй охоты тебе! – воскликнул мальчик, не заметив его уклончивости. – А я пойду разбужу Быструю Стрекозу. Пусть она тоже встретит солнце.

Мальчик подбежал к жилищу, приподнял шкуры, загораживающие вход, и нырнул внутрь. После свежего воздуха в жилище было душно. Посредине в углублении горел костер. Дым от него частью уходил вверх, в круглую открытую дыру, частью стелился по земле. Воздух был задымлен.

Вокруг костра лежали, закрывшись шкурами, люди. Мальчик пробирался к тому месту, где спала Быстрая Стрекоза. Она устроилась неподалеку от костра. Ей было жарко. Девочка лежала, раскрывшись до пояса. Пробивающиеся грудки поднимались и опускались в такт дыханию. Мальчик потряс ее, но бестолково. Тогда он нащупал рукой ее пятку и пощекотал. Девочка одернула ногу и, раскрыв глаза, протерла их ладонями.

- Вставай, Быстрая Стрекоза! Солнышко появилось, оно ждет тебя! – зашептал ей мальчик на ухо. Он не хотел, чтобы еще кто-то другой слышал о солнце.

Девочка быстро вскочила, накинула на себя короткий меховой плащик, застегнула костяной булавочкой и выбралась со своим приятелем из жилища.

А солнце уже горело вовсю. Последние облака таяли у горизонта и большая часть неба была голубой.

- Ты молодец, Храбрый Львенок, что разбудил меня! – воскликнула девочка. – Я тоже стану кусочком солнышка!

Она жмурилась, улыбалась, и ее густые волосы колыхались до пояса. Утренний воздух уже согрелся и мальчика не била дрожь. Он блаженно растянулся у ствола широкой сосны, на самом припеке, вытянув босые ступни и шевеля пальцами. Девочка села рядом.

- Только мы с тобой встретили солнце? – спросила она.

- Еще Хитрый Песец. Он к реке пошел за рыбой.

- Ну, он хороший, пусть и ему принесет солнце радость.

- Да, Мудрый Бобер говорил, что солнце должны встречать только хорошие люди, тогда и дни будут ясными, ночи спокойными, а охота доброй.

- Ты говорил, что Хитрый Песец хотел подарить тебе дротик? – расстегивая плащик и подставляя солнцу грудь, спросила девочка.

- Да, он обещал. У последнего мамонта были хорошие длинные бивни. Хитрый Песец хотел из них сделать для меня дротик. Его надо только выпрямить и наострить. Острие бивня было сломано, а то бы охотники взяли его для себя. Хитрый Песец спрятал его. Он сказал, что возьмет меня на охоту.

Девочка восхищенно посмотрела на говорившего, положила ему руку на плечо и провела ладонью по выступающим мускулам.

- Да, ты уже сильный. Я видела вчера, как ты кидал копье. Оно у тебя далеко улетело.

Мальчик смутился, но ему была приятна похвала Быстрой Стрекозы.

- Надо много еще учиться, чтобы попадать так же метко, как Хитрый Песец и также далеко, как Рыжий Волк.

- Ты научишься, - улыбнулась девочка, - ведь не зря тебя назвали Храбрым Львенком.

- Свою первую добычу я посвящу льву. Попрошу, чтоб колдунья Черный глаз наговорила на кусок мяса, и этот кусок смог бы съесть только лев. Тогда он мне будет помогать в охоте. Ведь я его брат. Львиной кровью мне мазали ладони, когда я был маленьким и не мог даже держать копье в руках. Каждому помогает тот зверь, в честь которого он назван.

- На тебя лев, наверное, никогда не нападает?

- Конечно, ведь я его брат.

- А если случайно убьешь льва?

- Тогда я должен буду умереть! – возбужденно ответил мальчик. – Так сказал мне Хитрый Песец. Он за свою жизнь не убил ни одного песца и не ел песцовое мясо.

 

К титульному листу
© Алексей Варгин