Владимир Герасимов

НЕ РАСТАЯВШИЕ В ВЕЧНОСТИ

(Тайна Сунгирского ручья)

 

ВТОРАЯ ГЛАВА

 

Еловый лес не очень нравился Быстрой Стрекозе. Тут всегда темно, сыро. Да и высохшая хвоя остра, и босиком тут много не находишь. Но такое настроение всегда бывает, когда не находишь ни ягод, ни сладких кореньев. И совсем другое дело, когда натыкаешься на полянку, а там ягоды россыпью и воздух сладкий, пьянящий. Тут уж про все забываешь. Вот и сегодня день удачный. Полны уже кожаные мешки крупной земляникой не только у Быстрой Стрекозы, но и у всех женщин, с которыми она пришла в лес. Довольны и Толстая Барсучиха, и Мудрая Олениха. Давно уж и пора домой. Да вот колдунья Черный Глаз ищет какую-то свою траву. Залезет под куст, только ноги торчат, и бормочет что-то. Девочка побаивается колдуньи, тощей старухи с костистым лицом и руками и пронизывающими черными глазами. С ней все разговаривают уважительно, но с некоторой опаской.

Однажды охотник Рыжий Волк обидел ее, сказав, что колдунью надо прогнать из жилища, пусть, мол, ночует в лесу. И не надо давать ей мяса, пусть ест свои травки. А никто ни из охотников, ни из женщин не защитили ее. Черный Глаз сама ушла из стойбища, и после ее ухода на них напали одни несчастья. Медведь забрался в яму, где хранили мясо и все его сожрал, а в это время сторож спал сладким сном. Охотники пришли с охоты ни с чем, подстрелив только трех зайчат. Да и сам Рыжий Волк занемог, ослабел, била его лихорадка. Тогда-то собрались женщины на совет и послали Хитрого Песца искать колдунью, и он пошел, взяв с собой этих трех зайчат. Целый день ходил Хитрый Песец и все-таки нашел колдунью и уговорил ее вернуться. С этого времени никто не смел не только нагрубить ей, но и взглянуть не так. А Рыжего Волка она вылечила. И многих она излечивала и от лихорадки, и от живота, и от ран.

Вот и сейчас боятся женщины уходить без Черного Глаза, вдруг она обидится. Подошли к ней и спрашивают, может быть помочь донести травы, которые она насобирала. Пробормотала Черный Глаз что-то невнятное и указала пальцем на Быструю Стрекозу:

- Вот она останется и поможет.

Женщины рады, что колдунья их отпустила, а у девочки сердце сжалось, страшно ей одной с Черным Глазом оставаться. А та подошла. Пристально смотрела девочке в глаза, обнюхивала и мяла ее ладони. Быстрая Стрекоза побоялась отдернуть руки и убежать.

- Пора мне передавать кому-то свое умение, старой становлюсь я, и скоро мне уходить в вечное обиталище духов, - промолвила старуха.

Быстрая Стрекоза слушала ее со страхом, у нее замерло сердце. Сказать, что она не хочет быть колдуньей, она не смела, но не хотелось и соглашаться. Черный Глаз поняла ее робость и усмехнулась:

- Не бойся, я тебе ничего плохого не сделаю. Ты ведь знаешь, что кому-то надо охранять стойбище от злых духов. Я чувствую в себе немощь. Она все больше сдавливает мое сердце. А если я умру, вы все погибните… - резко оборвала свою речь и о чем-то задумалась.

Женщины, заметив, что Черный Глаз разговаривает с девочкой, притихли и боком-боком от них, боясь, как бы колдунья не подумала, что они подслушивают ее и не рассердилась.

Черный Глаз пожевала губами и погладила руку Быстрой Стрекозы:

- У тебя глаза бездонные, пальцы гибкие, сильные и в ладони сила особая есть. У меня вот суставы ломит, а твою руку взяла – боль утихает. Тебя духи злые стороной обходят, я чувствую. Ты сможешь мое умение принять, больше никто в стойбище не умеет.

Быстрая Стрекоза никогда не видела, чтобы колдунья с кем-нибудь так долго разговаривала. Она почувствовала, что это неспроста, что теперь она от нее не отвяжется. А, попробуй-ка, откажись. Девочка дрожала от страха.

- Неужто я такая страшная? – спросила старуха, снова пожевав губами и, расправив свои жиденькие волосы, и глаза ее вдруг стали грустными. Это поразило Быструю Стрекозу. Ей казалось, что во взгляде колдуньи навсегда застыло что-то злое и тяжелое, наводящее на всех ужас. Увидев это изменение, у девочки отлегло от сердца, и она даже решилась спросить у нее:

- А почему тебя все боятся?

Черный Глаз вновь стала прежней, какие-то угольки сверкнули в ее взгляде:

- В каждом человеке сидят добрый и злой духи. Они борются без конца друг с другом. Я навожу ужас на злые духи, они меня боятся, в комочек сжимаются, а человеку кажется, что ему меня страшно. Такая уж моя доля держать в узде злые духи.

- А во мне тоже есть злой дух? – пролепетала девочка.

Старуха хрипло рассмеялась:

- Ты же вон как меня боишься, аж дрожишь. Вон как злой дух трепещет.

- И в тебе есть злой дух? – совсем уж осмелела Быстрая Стрекоза. Черный Глаз отрицательно покачала головой:

- Нет, своего злого духа я давно прогнала, потому-то я никого не боюсь.

- И даже льва? – у девочки испуганно расширились глаза.

- Да! – твердо ответила Черный Глаз.  – У льва тоже злой дух есть и он мне подвластен… Сегодня вечером придешь к моему костру, - резко оборвала она разговор и опять полезла под кусты за травами.

Редко, очень редко сидела колдунья у общего костра. У нее был свой, на котором она все время что-то варила, какие-то зелья и смеси. Иногда от костра так дурно пахло, что кружилась голова, и никто никогда не ходил добровольно туда. Только больные и раненые лежали около него, когда был нужен уход. Черный Глаз никогда и не приглашала никого к себе. И жилище ее было отдельным. И что у нее там было - никто не знал.

Когда колдунья позвала девочку к своему костру, детское сердце затрепетало от испуга. И в это же время Быстрой Стрекозе было приятно, что старуха доверяет ей, что она так разговаривала, и что взрослые женщины смотрели на нее, на малышку, с уважением. И уж теперь скандальная Колючая Ежиха не посмеет ее ущипнуть, когда она будет брать кусочек жареного мяса и не ополовинит его, чтобы сунуть в свой слюнявый рот. А уж если Черный Глаз и в самом деле станет учить ее колдовству, то бояться ее будут так же, как и старуху. Только одно тяготит сердце Быстрой Стрекозы, уж больно не хотелось бы ей быть такой же страшной и нелюдимой, как колдунья.

 

К титульному листу
© Алексей Варгин