Владимир Герасимов

Золотые сны

 

ЗНАКОМСТВО

 

Первая глава

 

Как-то на скотном дворе, где дядя Ваня, неказистый на вид мужичок, годов эдак за шестьдесят, убирал за свиньями навоз, появились парни в кожанках. Они перекрыли все ходы и выходы. Никого не впускали в свинарник, а если кто-то там оказывался, не выпускали оттуда.

А дядя Ваня как раз собирался вывозить наружу полную тележку навоза. Но не тут-то было. Кудрявый крепыш в кожанке, морщась, пнул тележку, опрокинул ее наземь и велел старику ждать. Дядя Ваня присел на нее. Нельзя так нельзя. Только поинтересовался у кудрявого:

- А чего, к примеру, случилось?

Тот прыснул из духовитой пшикалки на навоз и ухмыльнулся:

- Золотую какашку искать будем, батя.

- Это как жа понимать? - вытаращил глаза дядя Ваня.

- А тебе-то тут и понимать нечего.

Кудрявый все прыскал и прыскал на навоз, но заграничная духовитость ничего не могла поделать с навозной вонью. Крепыш выругался и отбросил пшикалку в сторону. В досаде он прикрикнул на дядю Ваню:

- А ваще-то, батя, у нас, кто меньше знает, тот дольше живет. Усек?

- Ясно, - кивнул старик головой.

- Ну вот и славно! Сиди и не рыпайся! - поспешил ответить крепыш. К ним направлялся, из подъехавшей к самому входу в свинарник шикарного авто, юркий мужик в шляпе с золотыми зубами.

- Эй, дед! - обратился он к дяде Ване. - Ты сегодня свиней кормил?

- Это не мое дело, мое дело только дерьмо убирать.

- А где люди, что кормили? - нетерпеливо крикнул Золотой Зуб. - Ты их видел?

- Были да уж ушли.

- А они кормили сегодня свиней?

- А как же, чай уж полдень на дворе.

Золотой Зуб выругался и оглядел свинарник:

- Ладно. Слушай, дед, а ты сможешь отличить дерьмо сегодняшнее от вчерашнего?

Дядю Ваню аж смех взял от такого вопроса.

- Ты мне тут не лыбься! - заорал Золотой Зуб. - Отвечай, коль я спрашиваю!

- Дак ведь мы таблички на дерьме не вешаем - что от вчерашней еды, что от сегодняшней.

- Не умничай у меня! - снова заорал Золотой Зуб.

- Да спрашиваете больно чудное, - оправдывался дядя Ваня, - у нас все в одну кучу идет. Конечно, что сегодня, то сверху лежит.

- Ну вот это мне и нужно было, - немного утихомирился Золотой Зуб и приказал кудряшу в кожанке. – Иди просей все, что сверху, да пальцами все аккуратно прощупай.

Кудряш скривил лицо и кивнул на дядю Ваню:

- Может, его заставить?

Золотой Зуб аж побледнел от злости:

- Я те дам его! Тебе за что бабки платят?

Кудряш заныл:

- Ну уж не за то, чтобы в говне копаться…

Золотой Зуб пробуравил парня взглядом и зашипел:

- Прикажу, на вкус пробовать будешь!

Парень, бормоча ругательства, залез на кучу навоза и  сунул в него руки. Золотой Зуб ринулся к другим парням в кожанках и заставил их делать то же самое.

Дядя Ваня все сидел на тележке, подперши голову руками, и в груди его впервые появился нестерпимый зуд любопытства. Вроде бы, наплевать, что карабкаются парни в кожанках по навозу, перелопачивают его голыми  ладонями… Ну, удивиться, посмеяться да и забыть. Какой его тут интерес? Но зудит уже что-то в груди и, ясное дело, жить теперь спокойно не даст.  У парней не выведать, в чем дело, они вон какие злые, как собаки. А уж у Золотого Зуба тем более - еще прибьет на месте.

Покопались кожанки в навозе часа два. Золотой Зуб охрип, оравши и бегая между ними. Потом все расселись по машинам и разъехались. Перед отъездом Золотой Зуб подошел к дяде Ване и, протягивая карточку с телефоном, сказал:

- Если что необычное найдешь, звони по номеру, что тут написан. Премию получишь.

- А что, к примеру, найти-то? - успел только промолвить старик, но Золотой Зуб уже забрался в машину и след его простыл.

…А на следующий день свинарник вместе со свиньями и навозом начисто сгорел. Пришел дядя Ваня на работу, а там одно пепелище. И еще в местной газете прочитал он сообщение, что в результате разборок двух мафиозных групп в пригородном совхозе произошла перестрелка с применением гранатометов, и в результате полностью сгорел двухэтажный особняк и погибли все его жители.

Долго гадал дядя Ваня по поводу двухэтажного особняка, которого и в помине не было в их совхозе. А если так назвали  свинарник, то кем же был он, дядя Ваня, при этом «особняке»?  Зуд любопытства еще больше овладел стариком, тем более теперь он стал безработным, и делать ему было нечего. В первую очередь дядя Ваня решил найти то, что так рьяно искали парни в кожанках. И даже не из-за премии, что посулил Золотой Зуб, а из-за любопытства. Если парни просеивали навоз между пальцев, значит это что-то мелкое, но ценное.

Вначале покопался мужик на пепелище, а потом вспомнил, что в тот день до набега кожанок он успел вывести несколько тачек в яму за свинарник для перегноя. Брал, конечно, навоз сверху, значит он мог быть именно того дня. Дождался дядя Ваня вечера (вдруг эти мафиози начеку) и пошел к ямам. Копаться в навозе, это дело ему было не внове, но руками, конечно же, не очень приятно, он мог понять Кудряша.

Все твердое, что попадалось под пальцами, сначала он бегал мыть в дождевой луже, но потом, когда это надоело, просто стал складывать в баночку. Уж мыть, так все сразу.

Дома дядя Ваня налил в ванну воды. Сначала вымылся сам, потому что навозная вонь перла от него за километр. Затем высыпал из баночки все содержимое прямо в мыльную воду и долго-долго все полоскал. Итог оказался довольно-таки странным: пять различных конфигураций ключей, пробки, начиная от духов и кончая винными, полтора десятка пуговиц, несколько монет… Далее какие-то плоские твердые карточки, дамские часики, которые даже затикали, и несколько иных непонятных вещиц и штучек. Разложил дядя Ваня все это перед собой и стал думать. Пробки, пуговицы и монеты он сразу отмел в сторону. Из-за них всю эту кутерьму не стали бы поднимать. Потеря часов тоже мафию не возбудила бы. Ключи стояли под вопросом, хотя бы потому, что для таких крутых парней нет запертых замков ни в квартирах, ни в машинах, ни в сейфах. Но всякие ключи бывают. Вот в твердых карточках дядя Ваня не разбирался. Озадачили его также и непонятные штучки, особенно кружочки с цифрами на обеих сторонах, как на бочонках для лото. И все-таки больше всего его привлекло к себе кольцо с камешком. Когда вымыл его, аж охнул. Это даже было не кольцо, а полукольцо, камешек которого держался на золотых гибких полукруглых пластинках. Надеваться на палец оно могло и сверху, и, причем, держалось крепко. Сам камешек был небольшой, но изнутри его как бы исходило сияние. Наверное, из-за него и происходила вся эта свистопляска. Вот только непонятно, для чего сожгли свинарник?

Долго дядя Ваня любовался на камешек, гладил его пальцем  - казалось, что камешек был теплым. Эх-ма, иметь бы вот такой и носить бы у себя на пальце. Правда, хорошо бы к нему добавить особнячок, про который врали в газетах, да машину, что привезла Золотого Зуба, да не мешало бы и парочку амбалов в кожанках для охраны. А так… Дядя Ваня вздохнул, с сожалением взглянув на свой хлопчато-бумажный мятый пиджачишко и истоптанные ботинки, и вспомнил про премию, которую сулил Золотой Зуб.

Ссыпал он в карман ключи, твердые карточки, кружочки с цифрами, это на всякий случай. Перстень завернул в носовой платок и спрятал во внутренний карман. И поехал в город. Из телефона-автомата позвонил по номеру, который оставил Золотой Зуб. В трубке он сразу узнал его резкий крикливый голос. Напомнив о себе, дядя Ваня поведал о кое-каких находках.

- Что именно? - заорала трубка.

- Приезжайте, покажу. Я буду стоять у телефонной будки, что около рынка.

Только успел он положить трубку на рычаг и выйти из будки, как около него с визгом притормозило знакомое авто. Золотой Зуб нетерпеливо выскочил из машины и пытливо уставился на дядю Ваню: 

- Ну что нашел? Показывай!

Дядя Ваня долго вынимал и развертывал платок, и Золотой Зуб изнывал от ожидания. Когда он протянул ему на раскрытой ладони кольцо, тот разочарованно сморщился, но, осмотрев кольцо, сунул его в карман.

Дядя Ваня робко спросил:

- А премии-то, что обещал, не будет?

- Нет, не будет, - коротко рыкнул собеседник, - не то ищем.    

Хотел дядя Ваня попросить назад кольцо, но постеснялся да и засомневался, что Золотой Зуб отдаст, и только полюбопытствовал:

- А что, к примеру, вы ищите-то? Може мне попадалось это.

Молча пожевал Золотой Зуб губами и, озираясь вокруг, припал к уху дяди Вани:

- Кружочков с циферками не было?

- Монет что ли? - напустил дядя Ваня простоту на лицо.

- Да нет, пластмассовые кружочки и цифры с обеих сторон.

Пожал дядя Ваня для виду отрицательно плечами, а сам с усам. Так вот, отдай ему сейчас. Сунет, как и кольцо в карман, и поминай как звали. Нет уж подождать надо, пораздумать:

- А что, к примеру, за кружочки-то это?

Но Золотой Зуб будто и не слышал вопроса.

- В общем, если попадется что, звони.

Он плюхнулся в авто, хлопнул дверцами, и машины как не бывало.

Вон оно что, заработала мысль дяди Вани, тут одно из двух, или же Золотой Зуб специально притворился, что кольцо его не заинтересовало, чтобы премию не платить, или же в самом деле так ценны кружочки с цифрами, что из-за них столько беготни и хлопот. Надо обязательно узнать, что они означают, а потом уж решать, отдавать их Золотому Зубу или нет.

Решил дядя Ваня спервоначалу зайти к сыну посоветоваться, он в госбанке водителем работал. Уж что-нибудь знает или с людьми знающими сведет.

Дверь открыл внук Олежка. Из дверного проема на дядю Ваню пахнуло каким-то резким горелым запахом. Он даже отпрянул, в носу сразу засвербило:

- Что у тебя случилось? Горите что ли? - и сердце охватил испуг.

Олежкина мордочка просияла:

- Не, дедунь, это я экспериментирую…

- Что? Что?

- Химические опыты ставлю.

- Зачем? Какие опыты?

- Ну, сейчас сахар с содой жгу вместе.

- Тебе что, делать нечего? - недоуменно пролепетал дядя Ваня.

- А чё, может я что-нибудь изобрету. Ты ведь знаешь, если кислород вместе с водородом соединить, то получается вода. Вот я попробовал соединять сахар с содой в воде, ничего интересного, только пена. Теперь через огонь пытаюсь, правда, горит плоховато. Хотел плеснуть бензинчику, а тут ты звонишь.

Дядя Ваня так и плюхнулся на стул:

- Слава Богу, успел.

- А чё?

- А то, дурья твоя голова, что от кухни ничего бы не осталось, а от тебя тем более.

- Да брось… - недоверчиво взглянул внук на деда и потер черной от копоти ладонью свой нос, от чего он тоже стал черным.

Олежке шел уже одиннадцатый год. Он был очень любопытным мальчуганом. Ну весь в деда. Дядя Ваня припомнил, что в своем детстве любил с огнем побаловаться. Правда, жег на улице. И однажды от его рук вспыхнула скирда совхозного сена и, наверное, бы сгорела, если бы по счастью не разразилась сильнейшая гроза, и ливень не затушил наполовину сгоревший стог, а убыток списали на молнию, которая, якобы, ударила в скирду. Об этом дед Олежке, конечно, не сказал, дабы не возбуждать в нем интерес к огненным делам прошлого.

- Где отец-то, химик ты несчастный? - поинтересовался дед, забежав в кухню. Он залил сковородку с дымящимся сахаром водой. Потом долго откашливался, в горле першило.

- А он сегодня работает, - Олежка с явным сожалением  смотрел на потушенную дедом сковороду.

- Вон оно что, ты и хозяйничаешь, никого не боишься.

- А чё?

- Да ничё, - передразнил дед Олежку, - только пришлось бы ему грабить собственную банковскую машину, а потом в тюрьму садиться. Как бы иначе он расплатился за твое химиченье, если бы я не пришел?

Олежка был очень впечатлительным малым. Он живо представил, как отец будет грабить самого себя и, не выдержав, хихикнул.

А дядя Ваня наконец-то отдышался да откашлялся и начал  выгребать из кармана и раскладывать на столе свои богатства.

- Чё это? - глаза Олежки загорелись хищническими огоньками.

- А ты как думаешь, что это такое? - решил дед проверить на Олежке свои сомнения.

Теперешние дети ведь все знают лучше взрослых. И он не ошибся. Олежка заохал и заахал, взяв в руки именно кружочки с цифрами. Дядю Ваню аж пот прошиб.

-  Де-дедунь, где ты это взял? - заикаясь от удивления, произнес мальчик.

Дед хмыкнул, не зная, как и объяснить:

- Свинья сожрала чьи-то отходы, а потом покакала в свинарнике. Вот все это там и оказалось. А что? - он нетерпеливо взглянул на внука.

- Да ты хоть знаешь, что это такое? - Олежка, не веря своим глазам, никак не мог оторваться от кружочков.

Деда вторично пробил пот, и если он сначала был холодным, то теперь стал горячим. А мальчик продолжал:

-  По телеку показывали, что один ученый в Америке изобрел эготаймер, а его ограбили. И украли именно эти кружочки. Их даже демонстрировали несколько раз, и сотрудник Интерпола сказал, что тот, кто найдет, получит по миллиону долларов за каждый кружочек и будет присутствовать на испытаниях эготаймера, потому что без них он не работает.

Дядя Ваня, потеряв дар речи, и, обливаясь уже холодным и горячим потом как-то одновременно, заворожено смотрел на пять кружочков, лежащих на ладони внука.

- Может быть, у тебя еще есть? - деловым тоном спросил Олежка и полез другой рукой в дедов карман. Он вынул горсть монет и среди них обнаружил еще один кружочек.

- Дедунь! - прижался Олежка губами к дедовой щеке. - У нас теперь шесть миллионов долларов!

- Може ты, что напутал с этим ученым-то? - слабым голосом, наконец-то обретя дар речи, произнес дед Ваня, не веря в такое великое счастье.

- Что я, глупый что ли? - произнес внук, встряхивая в кулаке кружочки. - Это же настоящие сентуры.

- Господи, да что же это за эктамы да туры такие? - пролепетал дядя Ваня, представляя, как по своей глупости мог бы отдать Золотому Зубу за понюшку табака такое богатство.

- Эготаймер, дедуня, это вроде машины времени, на которой можно попасть в прошлое, - наставительно говорил Олежка, то и дело теребя свои волосы. - А сентуры обозначают век, куда тебе надо попасть. Видишь, на каждом кружочке разные цифры. Пускаешь в эготаймер сентуры, как монетки в телефон-автомат…

- Неужто все это стоит такие деньжищи? - тер дядя Ваня озадаченно свою лысину. - Это сколько же на наши будет?

- Почти двести миллионов рублей, - со знающим видом заявил Олежка.

- Осподи, что же это такое!

- А еще, дедунь, нас по телеку покажут, - мечтательно произнес Олежка.

- Что, это обязательно?! – не на шутку встревожился дядя Ваня.

- А как же? Про нашу находку весь мир узнает. Ведь никто еще ни одной сентуры не нашел, а у нас их вон сколько! - и кружочки звякнули в олежкином кулаке, когда он их встряхнул.

После этого из дяди-ваниной головы улетучилась вся радость, а сердце сжал страх. Уж если Золотой Зуб с парнями в кожанках просеивали через пальцы навоз, то найти его, дядю Ваню, после телепередачи, для них пара пустяков. Тут уж не только отнимут кружочки ли, доллары ли, но и пристукнут, как пить дать…

- Ну-ка, внучок, дай-ка мне их сюда посмотреть, - не говоря про свои опасения, протянул руку старик. Олежка ссыпал кружочки в старческую руку деда.

Дядя Ваня, не глядя, сжал их в кулаке, пока еще не зная на что решиться.

- Че ты, дед? - нахмурил брови Олежка, чувствуя тревогу.

- Выброшу я их к чертовой матери! - безжалостно выкрикнул дядя Ваня.

- У тебя че, крыша поехала! - взвизгнул внук.

Но старик уже крупным шагом побежал в туалет. Ухватившись за его пиджак, за ним волочился орущий Олежка. Но дед решительно бросил звякнувшие кружочки в унитаз и дернул ручку смывного бачка. Унитаз хищно рыгнул, и вода, закружив сентуры, унесла их в неизвестность.

- Из дерьма пришли, в дерьмо и ушли, - усмехнулся старик. Олежка потерял дар речи, стоял на коленях перед унитазом, почти засунув туда голову.

Так их и застал олежкин отец, Василий, встревоженно вбежавший в квартиру:

- Что у вас тут за вонь?!

- Да, вишь ты, золотую какашку упустили… - загадочно ответил дядя Ваня.

 

К титульному листу
© Алексей Варгин